Вейпинг и закон

как новый законопроект отразится на индустрии

Вейпинг и закон

как новый законопроект отразится на индустрии
Когда стало ясно, что закон о приравнивании вейпинга к сигаретам вступит в силу уже в начале следующего года, назвать это неожиданностью было сложно. История этого законопроекта тянется с 2017 года, и похожа на дежавю, а первые шаги были сделаны еще раньше — почти 5 лет назад.
Как именно развивалась ситуация с вейпингом в России на законодательном уровне и что нам всё-таки ждать от этого закона?
Давайте попробуем разобраться.
Первые законопроекты
Понять логику авторов законопроекта с одной стороны довольно просто — вейпинг в 2015 году стал настолько популярен, что к нему, как это часто бывает, потянулись неокрепшие умы. Контроль здесь был необходим, поэтому потребовался законный инструмент, который бы провел для вейпинга ту самую черту между тем, что можно, а что нельзя.
Сейчас большинство пользователей и не подумают парить на детской площадке или вблизи школ, да и в компании людей, не попросив разрешения, — это будет попросту неприлично.
Но дело здесь, конечно, не только в нормах приличия.
В 2015 году фраза «парю, где хочу — законом не запрещено» и те, кто ей активно пользовался сформировали преимущественно негативный образ вейпера. Если это и не послужило катализатором для дальнейших законопроектов, то наглядно демонстрировало их необходимость.

В 2016 году был внесен первый законопроект о вейпинге в России, который не только сформулирует первые правила для пользователей и продавцов. Впервые законотворцы попробуют назвать это «диковинное» устройство, хоть и на свой лад, то есть сложно и малопонятно.
Тогда это была «Электронная система доставки никотина (или ЭСДН)», ее в скором времени заменят другими похожими, хотя, возможно, и более точными формулировками.

Но, несмотря на благие намерения, авторы допустили несколько ошибок, и поэтому проект отправили на доработку.
Например, жидкости были описаны как растворы, «компонентами которого, помимо никотина, когда он присутствует, являются пропилегликоль с глицерином или без него и ароматизаторы».

В результате в эту категорию попали кислородосодержащие баллоны для дыхания, лекарственные препараты в форме аэрозолей и другие медицинские средства, к которым как раз было запрещено относить вейп-девайсы, согласно их же законопроекту.

Будут сформированы и размеры штрафов — за парение в общественных местах до 1000 рублей, на детской площадке — до 3000 рублей, а продажа этих самых «ЭСДН» несовершеннолетнему каралась штрафами от 50 до 150 тыс. рублей.
Законы о вейпинге в регионах
Инициативу почти сразу с большой охотой берут в работу на локальном уровне в регионах. Это позволяет уже до федерального закона попытаться взять под контроль оборот и препятствовать продаже жидкостей и девайсов несовершеннолетним. Подобные законы уже действуют на территории Удмуртии, Ингушетии, в Брянской области, Приморье, Подмосковье и в других регионах.

Но, как всегда, были и те, кто перестарался.

«[Мы] не можем позволить, чтобы молодое поколение гибло из-за приема сомнительных крутильных смесей, вейпов, стероидных препаратов» — говорил Рамзан Кадыров в своем обращении в 2019 году.
В Чеченской республике тогда развернулась целая кампания по борьбе с вейпингом. Кадыров призвал изымать вейп-продукцию и… сжигать ее.

Потом, правда, оказалось, что никаких официальных документов для этого не было, а Роспотребнадзору пришлось давать комментарии о своей непричастности к такого рода мерам. Что, правда, не помешало силовикам устраивать рейды и изымать продукцию без каких-либо на то оснований.

Аналогичная ситуация, хоть и более цивилизованная, сложилась в республике Хакасия. Там, в начале этого года, не просто ввели ограничения на вейпинг, а вовсе решили его запретить.
При этом, что в Чечне, что в Хакасии, никто и не обмолвился о сигаретах, и они почему-то не оказались у Рамзана Кадырова, наряду с курительными смесями и стероидами, в списке губительных для молодого поколения вещей.
Что же поменяется?
Закон, вступающий в силу в январе следующего года, вводит термин «никотинсодержащая продукция» и фактически приравнивает вейпинг к обычным сигаретам, несмотря на все аргументы против такого равенства. Этот закон уже подписал президент РФ.
Однако с большинством ограничений мы уже знакомы.

К примеру, запрет на парение в общественных местах, на детских и школьных площадках или в транспорте уже действует давно. Есть заведения, вроде ресторанов и баров, которые давно ввели запрет на парение в частном порядке, просто теперь это будет закреплено в законе и распространяться на все общественные места.
То же можно сказать и о требованиях к рекламе продукции, реклама по-прежнему возможна только на сайтах производителей и на их социальных страницах.
Штрафы также останутся без изменений. За парение в общественных местах — до 1000 рублей, на детской площадке — до 3000 рублей, за продажу вейп-устройств и жидкостей несовершеннолетнему — штраф до 150 тыс. рублей.

Из нового — это, конечно же, ограничение на крепость и продажу в интернете. После вступления в силу закона можно будет встретить жидкости только с концентрацией 20 мг/мл, то же касается и устройств с предзаправленными картриджами (прощай JUUL с 50 мг). Также закон предусматривает и требование к выкладке — теперь открытая демонстрация товара будет пресекаться, ну а дистанционная торговля под вопросом, по крайней мере, для никотинсодержащей продукции.
Конечно, ждать в дальнейшем сценария Хакасии или Чечни не стоит. Вряд ли вообще такой опыт приобретет большой масштаб. Все мы знаем, к чему могут привести тотальные запреты, ведь есть наглядные примеры. Об этом мы писали, когда изучали вейп-культуру на Ближнем Востоке, где в некоторых странах долгое время индустрия была полностью запрещена.

Говорить прямо сейчас о какой-то конкретике, даже имея перед глазами текст закона, все-таки сложно. Можно только делать предположения о том, как это отразится на индустрии в будущем и какими могут быть последствия.
Например, принятые ограничения могут запросто привести к росту нелегального рынка, а еще хуже — может стать причиной возвращения большинства парильщиков к табакокурению, особенно это касается тех, кто привык к крепости выше 20 мг/мл.
Но опять же, если абстрагироваться от несправедливого приравнивания вейпинга к табаку, понять логику ограничения крепости довольно легко. Высококонцентрированные жидкости всё же вызывают толерантность организма и, увы, не являются стимулирующим фактором для борьбы с никотиновой зависимостью. К тому же, малейшая вероятность попадания такого продукта в руки подростка, вызывает большую обеспокоенность, как это было с снюс-продукцией, поэтому такое решение можно считать вполне справедливым.

Да и практика ограничения крепости уже давно практикуется в европейских странах, в том числе в одной из самых свободных с точки зрения вейпинга стран, в Великобритании, где введен лимит на 20 мг/мл с 2016 года.

Остается надеяться, что помимо пакета ограничительных мер наше государство всё же возьмется за разработку системы контроля качества, которая бы позволила оградить саму индустрию от появления в ней некачественной продукции недобросовестных производителей и защитить таким образом потребителя.
Ведь, как известно, до сих пор нет регулируемых стандартов качества для вейп-продукции, а сертификация является добровольной и зависит только от этических соображений самого производителя.
comments powered by HyperComments